Логин
 
 
 
 

Статьи и обзоры

Follow idexpert_ru on Twitter

Конференция «Цифровизация транспортной логистики – модный тренд или эффективные решения для бизнеса?»

 
 
RFID-системы для различных отраслей и областей применения

Auto-ID технологии вчера, сегодня, завтра

20.06.2019
Интервью записала Елена Астафьева

«Новым моментом, который вызвал тревогу у участников рынка Enterprise, был выход первого iPhone»

Auto-ID технологии вчера, сегодня, завтра

Беседуем о рынке Auto-ID, его прошлом, настоящем и будущем с генеральным директором компании ОКТРОН Андреем Скворцовым.

За плечами Андрея Скворцова 25 лет работы на рынке автоматической идентификации и сбора данных. Из них 10 лет опыта системной интеграции и разработки решений на базе технологий AutoIDC. Участвовал в разработке государственных стандартов по штриховому кодированию, автоматизации технологических процессов в компаниях с очень разнообразным профилем - от розничных магазинов и банков, до промышленных предприятий и исследовательских центров. В его активе создание с нуля направления дистрибуции AutoIDC в компании RRC и его развитие в течение 12 лет. Работа в компании OCS. C 2018 года - возглавляет дистрибуторскую компанию ОКТРОН.

IDE: 25 лет в Auto-ID – это практически возраст российского рынка. То есть Вы были участником процесса проникновения технологий автоматической идентификации на российский рынок и их развития с самого начала. С чего все начиналось?

А.С.: Также, как и во всем мире, в России все начиналось с ритейла. Штрихкод начал использоваться в супермаркетах, в которых нужно было каким-то образом разобраться с огромным ассортиментом товаров. В России в 90-е, когда все начиналось, проблема была даже не в том, чтобы использовать правильные качественные устройства считывания, сколько вообще в том, чтобы найти маркированный товар. Практически весь товар был без штрихкодов. Только импортные товары, и то не на 100%, имели его на упаковке. Первые инсталляции делались в комплексе, обязательной частью которого был этикеточный принтер. Я помню чудо того времени – мобильный принтер со встроенным аппликатором этикеток Pathfinder компании Monarch. Это совершенно гениальное устройство, аналогов которому нет до сих пор.  

Так как штрихкод имели только импортные товары, то в самом начале автоматизировались магазины, в которых были преимущественно такие товары. Их было немного, и они были очень дорогими.

Глобальные перемены произошли, когда налоговые органы обязали все розничные предприятия выдавать чек, содержащий подробную информацию о товаре: наименование, цену, НДС – то есть ту информацию, которая требовалась налоговой. А для того, чтобы обеспечить выполнение этих требований, была необходима глобальная маркировка товаров. Таким образом, требования налоговой службы вынудило производителей получать штрихкоды в GS1 и маркировать производимый товар. 

Интервью интернет-порталу ID ExpertВ тоже время уже были проекты по автоматизации складов. Первые автоматизированные склады появились еще в конце 90-х. Наверное, самым сильным игроком в этой области была Национальная Логистическая Корпорация (НЛК). Они тогда одними из первых сделали систему управления складом на терминалах сбора данных. Будучи 3PL оператором, компания обеспечивала и таможенную зону, и это был достаточно грандиозный мощный проект. НЛК в то время очень быстро развивалась и в течение долгого периода была лидером рынка. 

Что касается промышленности, то, наверное, самым значимым этапом начала применения технологий автоматической идентификации здесь стало решение АвтоВАЗа обязать производителей, поставляющих комплектующие, маркировать свою продукцию штрихкодами. Это было в начале 2000-х – еще до их совместного предприятия с Chevrolet. 

В то время мне особо запомнился проект по автоматизации Москабельмета, когда мы интегрировали принтер Zebra с большим прокатным станом для производства медной проволоки, которая сматывалась в бухты. Их нужно было маркировать, учитывать и прослеживать. И все это было реализовано на штрихкоде. При этом условия работы прокатного стана – это, с одной стороны, жар, с другой ворота, которые постоянно открываются зимой, то есть возможно падение температуры до +5. И решение должно было работать при таких условиях, плюс к этому, нужно было интегрироваться с промышленными весами, встроенными в прокатный стан. Это был интересный проект, когда нужно было на встроенном в принтер языке писать программу для интеграции промышленного оборудования, принтера Zebra, весов, прокатного стана и сканера Symbol. Уже тогда Symbol и Zebra всегда шли в паре и можно было предположить, что объединение этих компаний рано или поздно произойдет. 

IDE: А как в течение 25 лет менялись технологии? 

А.С.: Самыми первыми сканерами, которые появились на рынке, были ручки со световым пером. Чтобы просканировать штрихкод, этим пером нужно было проводить по штрихкоду – прочерчивать линию. Естественно, что штрихкод стирался и считывание происходило не так быстро и не так удобно. Потом появились CCD-сканеры, а следом за ними лазерные сканеры. Лазерные сканеры у нас появились вообще достаточно давно. Это как раз 90-е годы. И до того, как началось массовое использование 2D штрихкодов, лазерные сканеры оставались лидерами технологии и продаж. С развитием матричных технологий CCD-сканеры превратились в фотосканеры, которые использовались для специфических задач, например, сканирования двумерных почтовых кодов, акцизных марок. Ещё в конце 90-х у нас был проект на QR коде в Биробиджане (акцизные марки), в которых использовались CCD сканеры Denso с очень хорошей оптикой, которая позволяла достичь показателей, близких к лазерному сканированию.

Так что все те технологии, которыми мы пользуемся сейчас, уже существовали в 90-е годы. И все это время они просто развиваются в сторону повышения дальности, увеличения производительности и т.п. 

Самые заметные изменения, которые имели большое значение для распространения Auto-ID технологий были, пожалуй, в области коммуникаций. До появления Wi-Fi стандарта мобильные устройства работали либо на своих собственных радиочастотах, либо на инфракрасной связи. И, хотя на рынке уже были устройства с радиосвязью, они практически не использовались из-за проблем с сертификацией. До того, как Wi-Fi стал стандартом, в устройствах каждого производителя использовались свои интерфейсы, которые были несовместимы с интерфейсами устройств других производителей. Даже Wi-Fi при использовании оборудования различных производителей не всегда удавалось совместить. У нас, например, был проект, в котором пришлось решать проблему интеграции оборудования Cisco и Symbol, хотя и там и там был Wi-Fi.

Сейчас Wi-Fi является основным способом коммуникаций, но в тоже время развивается Bluetooth и, в частности, BLE. Появление стандартов Wi-Fi открыло возможности для сотрудничества, для совместного использования сетей. Тоже самое происходило с Bluetooth. И Bluetooth сейчас достаточно неплохо отвоевывает свою нишу в сегменте мобильных устройств. 

IDE: А что происходило в области технологии радиочастотной идентификации? 

А.С.: Если говорить про радиочастотную идентификацию, то это вообще загадочная вещь. Я помню, когда все вокруг начали говорить о возможностях радиочастотной идентификации, и эта технология была воспринята, как начало новой эры. Был момент, когда все поверили, что радиочастотная идентификация – это лучший способ маркировки, лучший способ идентификации, и очень многие увлеклись ею. При этом в тот период не было практически ни одного реализованного проекта на RFID, что привело к серьезным разочарованиям, несмотря на то, что многие компании приложили немало усилий, чтобы создать RFID-продукты. В тот момент таким компаниям, как Symbol и Zebra, нужно было принять решение, куда они движутся – в сторону RFID или остаются на штрихкоде. Они приняли для себя решение остаться на штрихкоде. Да, решили они, мы будем работать над продуктами радиочастотной идентификации, но это скорее «just for fun» - для того, чтобы RFID было в портфолио. Ни Symbol, ни Zebra не стали заниматься RFID как технологией, которая может стать лидером их продаж, и до сих пор RFID для Zebra лидером продаж не является. В это время Symbol и Zebra проводили семинары, рассказывая, почему они считают, что RFID никогда не вытеснит штрихкод. Это спасло деньги многих людей, которые были готовы инвестировать немалые средства в RFID.

Дальше последовало где-то 10 лет затишья, когда, благодаря энтузиастам, поверившим в RFID, проекты были, но их было крайне мало. Но именно эти энтузиасты, которые поверили в RFID технологию, как в технологию, которая дает им собственную нишу для выживания, для творчества, для применения своей компетенции, своих знаний, смогли найти применение этой технологии, изменить ее восприятие и привлечь бюджеты для реализации проектов. 

Если говорить про Россию, то самые мощные внедрения у нас – это контроль доступа. И самый большой проект по контролю доступа – это Чемпионат мира по футболу, когда по всем площадкам чемпионата мира была развернута RFID технология. И FAN ID стал не просто заметным, но и однозначно успешным проектом. До этого был, так называемый, шубный проект, но так как изначально при проектировании метки были совершены технические ошибки, рынок не получил возможности использовать все преимущества RFID, и поэтому положительного отклика не последовало.

В том, что касается RFID, у меня есть такая аллегория. Если сначала RFID технологии напоминали грозовые тучи, которые сгустились на горизонте, и было не понятно, будет дождь или нет, то потом они стали напоминать огни где-то вдали, когда ты понимаешь, что это есть где-то там, и до этого можно дойти и посмотреть, и это уже реально. Сейчас RFID технологии превратились во что-то, напоминающее посадочные огни. То есть они есть, они достаточно доступны, они реальны, но они уже обозначают и какой-то реальный курс, который ведет нас куда-то, где терминал аэропорта. 

IDE: А можем мы говорить о том, что еще одним витком развития технологий стало распространение пользовательских мобильных устройств?

А.С.: Да, конечно. Это еще одна тема, которую хотелось бы затронуть. Что касается пользовательских интерфейсов, то сначала это был компьютерный интерфейс. Следом за сканерами появились терминалы сбора данных – мобильные устройства. Я помню, первые мобильные устройства представляли собой коробочку, к которой подключался внешний RS-232 сканер. Эта коробочка имела память, экранчик и даже какую-то минимальную клавиатуру. Коробочка эта могла подключаться к компьютеру и передавать накопленные данные. Потом производитель догадался интегрировать сканер в эту коробочку и дать какие-то возможности для программирования. Сначала не было привычных для нас сейчас операционных систем, была какая-то своя базовая операционная система и устройство имело свой интерпретатор некоего языка. У каждого производителя таких мобильных устройств был свой собственный язык программирования. Чаще всего это был Basic, но у каждого производителя свой. И это сильно усложняло использования этих устройств. Первые из них имели ПЗУ, которое прошивалось программным кодом – и это было навсегда. Если нужно было что-то поменять, то меняли полностью ПЗУ и заново его прошивали. Программирование и тестирование было тоже очень трудоемким процессом. Сейчас, когда мы имеем массовые операционные системы, программирование стало гибким и есть возможность реализовать больше функций. 

Что касается влияния рынков Enterprise и пользовательских устройств друг на друга, то здесь было два этапа. Изначально мобильные компьютеры появились на Enterprise рынке, и их производители периодически экспериментировали, выпуская на потребительские рынки усеченные версии этих мобильных компьютеров, без сканеров штрихкодов. Так появились КПК Palm производства Palm Computing (подразделение U.S. Robotics, затем 3Com и после этого — Palm, Inc.). Компания Fujitsu-Siemens тоже играла на этом рынке. У нее тоже были КПК, которые они выпускали и для массового рынка, и для рынка Enterprise со сканерами штрихкодов.

Новым моментом, который вызвал тревогу у участников рынка Enterprise, был выход первого iPhone, появление Android и активное развитие рынка смартфонов. Все ждали, что за этим последует активное внедрение потребительских устройств на корпоративные рынки, но этого не произошло. И связано это, на мой взгляд, с тем, что терминалы сбора данных, используемые на корпоративном рынке – это очень специфические устройства со множеством специальных и в тоже время ключевых функций, предназначенных именно для Enterprise применения. Это оказалось не так интересно для производителей сотовых телефонов, ведь для того, чтобы продавать эти устройства на Enterprise, было необходимо создавать дополнительную оснастку, которая уже является эксклюзивным продуктом, и сразу же поднимает стоимость всего устройства, делая его неконкурентным по сравнению с устройствами Enterprise класса. Но произошла обратная ситуация, технологии, которые продвигались в смартфонах, пришли в Enterprise. С ними пришел Android, сенсорные экраны с высоким разрешением и хорошей цветной матрицей, графические интерфейсы, большая память, мощные многоядерные процессоры и т.д. 

IDE: Сейчас на рынке стало появляться очень много продукции китайских производителей. И это качественная продукция, использующая современные технологии. Можно ли сказать, что «ветераны» рынка сдают свои позиции?

А.С.: Что происходит сейчас. Если мы говорим про традиционных производителей, которые достаточно долго были лидерами рынка, то у них, к сожалению, произошла серьезная бюрократизация. Большие объемы производства и выход на IPO привели к тому, что любой рискованный шаг может очень сильно повлиять на стоимость их акций. Поэтому крупные компании всегда действуют крайне осторожно. И каждое движение, которое они делают, может либо опустить их акции вниз, либо их поднять. Даже внезапный подъем может оказаться опасным и вредным. Эти компании постоянно аудируются, контролируются и, к сожалению, это делает их неспособным действовать на рынке быстро. Очень часто на момент, когда они начинают производить новое устройство, оно уже устарело. А вывод на рынок новых устройств у крупных компаний занимает достаточно много времени. Более того, они не могут резко снять неудачный продукт. Они вынуждены длительное время продолжать продвигать его, чтобы не давать сигналы рынку о том, что у них могут быть какие-то потери. Локальным продавцам спускаются квоты на реализацию этих неудачных продуктов, и продажи таких устройств длятся очень долго, независимо от того, насколько они выгодны или технологически несовершенны. 

Иная ситуация сейчас у относительно небольших компаний. Даже не важно, большие это компании или небольшие, важно, зависят ли они от какой-либо бюрократии или избыточного контроля извне. И в этом плане китайские производители, которые политико-экономически к нам ближе, ведут себя еще и более гибко. Неподконтрольность бирже позволяет им не только рисковать при создании каких-то новых продуктов, но и быстро снимать неудачные с производства и, таким образом, экономить силы, быстрее развиваться технологически - находить возможности для интеграции самых современных технологий в свои устройства. 

Всегда удивляло, почему традиционные вендоры Auto-ID только сейчас делают то, что нужно было сделать несколько лет назад. В то время, как независимые производители создают продукты, которые актуальны сейчас и полностью соответствуют требованиям к продуктам корпоративного класса. При этом мы видим в этих продуктах современный Android, самые современные многоядерные процессоры, объемы памяти, которые позволяют загружать и выполнять достаточно сложные процессы, например, такие как распознавание лиц. Сейчас уже выпускаются устройства, которые поддерживают различные биометрические технологии распознавания, которые востребованы службами обеспечения безопасности и правопорядка не только в Китае. Например, решения компании Chainway с интегрированной технологией идентификации по отпечаткам пальцев, позволили правительству Колумбии значительно усложнить жизнь обладателям поддельных паспортов и обнаружить много разыскиваемых лиц. 

Если говорить о гибкости, то есть очень хороший пример того, как компания Chainway оперативно интегрировала в свои устройства инфракрасный интерфейс, для того, чтобы их можно было использовать в большом проекте по внедрению решения для считывания показателей счетчиков газа и электричества в Турции. 

Вообще, что касается Chainway, то это явление под названием Шеньчжень. И Chainway – это продукт не китайского рынка, а именно Шеньчженя, который возник, как проект китайского правительства для предупреждения возможных конфликтов после возврата Гонконга КНР по окончании 50 летнего срока колонизации. Задачей было показать Гонконгу, что Китай – это очень высокий уровень культуры, технологий и бизнеса в том числе. Чтобы интеграция прошла безболезненно, проект под названием Шеньчжень запустили заблаговременно. Территория рядом с Гонконгом была объявлена территорией экономического благоприятствования и т.п. и высокотехнологичным международным компаниям было предложено разместить свои предприятия на очень выгодных экономических условиях. На этот призыв откликнулось очень много высокотехнологичных компаний, которые стали работать в этой зоне и стали рекрутировать для работы здесь специалистов по всему Китаю и по всему миру. В конечном итоге, в Шеньчжене сконцентрировалось порядка 16 миллионов полезных граждан, включая высококвалифицированных специалистов в области информационных технологий, hi tech и банковского бизнеса. Как следствие, сейчас рекрутинг специалистов нужного профиля в Шеньчжене достаточно прост. И это дает возможность компаниям, работающим здесь, привлекать в свой бизнес лучшие ресурсы. Например, Chainway – это достаточно большая компания, но количество персонала вторично по сравнению с качеством специалистов, которых они могут всегда привлечь на временный проект или на постоянную работу. Например, для президента компании Chainway всегда было важным, чтобы его сотрудники говорили на английском языке. И 95% сотрудников компании Chaiway говорят на хорошем английском языке. С ними можно общаться по любому вопросу. То есть по факту Chainway – это европизированная компания с уровнем культуры высокотехнологичного Китая. При этом видно, что Шеньчжень - город молодежный, современный. Здесь развернуто много высокотехнологических решений, например, прекрасное метро, которое работает сейчас на вход даже через систему распознавания лиц. 

IDE: То есть Шеньчжень - это своего рода площадка для тестирования современных технологий?

А.С.: Да, совершенно верно. В самом Китае говорят так: Пекин – наше прошлое, Шанхай – наше настоящее, а Шеньчжень – наше будущее. А с учетом того, что правительство Китая ориентирует компании на внутреннее потребление, китайский рынок еще и очень стабилен. Большинство компаний специализированного профиля защищены внутренним потреблением. Так, у компании Chainway очень много государственных проектов, много специализированного сбыта внутри, и на международный рынок компания вышла пять лет назад, имея хорошую государственную поддержку и защиту внутренним спросом. Chainway имеет очень твердую позицию на рынке решений для автомобильного транспорта и в RFID, так как в свое время Chainway купил сильного производителя RFID-модулей.

Мы считаем Chainway очень перспективной компанией. Во-первых, они технологически перспективны, потому что являются технологическими энтузиастами. Но энтузиастами, способными считать деньги и перспективность продукта. Они не выпускают продукт, который считают коммерчески несостоятельным, судят о продукте на основании спроса и сбыта и достаточно отзывчивы к пожеланиям рынка, что очень важно. Это то, что касается технологической части. К тому же они еще и очень симпатичны. Они умеют разговаривать, достигать взаимопонимания. В большинстве случаев, с китайскими компаниями достаточно сложно вести диалог. А в Chainway даже есть сотрудница, которая говорит по-русски. Диалог и взаимопонимание, культурная терпимость – это очень важно. Они понимают, что мы другие, и это позволяет легче взаимодействовать.

Что также важно, поскольку Chainway имеет опыт работы на различных рынках, в компании смогли почувствовать и понять правила работы и правила продвижения на рынке. Мы для них – как раз та компания, которую они видят, как способ грамотного продвижения своих продуктов. И то, что мы нашли взаимопонимание в этом вопросе, было для меня очень важно, потому что, к сожалению, со многими китайскими предприятиями, впрочем, как и со многими российскими предприятиями, взаимопонимания по модели сбыта достичь трудно. Если европейские компании уже почувствовали и поняли, какая модель бизнеса и взаимоотношений наиболее работоспособна, то большинство российских и китайских компаний не особо заботятся об этом. Для китайских компаний, в силу того что они сильно государственно ориентированы и зависимы, умение организовать сбыт не является важной частью их бизнеса. И, к сожалению, большинство наших российских производителей также не понимают, как организуется сбыт, и редко ценят и берегут партнерские отношения и отношения с рынком в целом. Мало выпустить хороший продукт, нужно организовать его доступность и обеспечить привлекательность. Не многие китайские компании, к сожалению, понимают ценность дистрибуторов и интеграторов, которые создают очень важную часть совокупной ценности продукта. 

IDE: Что подвигло Вас к созданию собственной дистрибуторской компании?

А.С.: Вообще-то, думать о создании собственной компании меня заставили вопросы вендоров. Меня часто спрашивали, почему ты не сделаешь свою компанию? И однажды это должно было случиться! Когда я принял решение создавать ОКТРОН, я чувствовал, что у меня даже нет альтернативы, что нет вообще других вариантов, что все – пора! Выйти в открытую на рынок и продвигать новый бренд в очень конкурентных условиях – это, безусловно, риск. Хотя я понимаю, в чем мои преимущества, на принятие такого решения повлияло осознание того, что у меня есть не только компетенции и возможности, но есть и ресурсы, которые готовы работать и играть в эту игру вместе со мной. ОКТРОН - это команда, которая в меня верит, которая обеспечивает финансовое управление и которая работает сейчас вместе со мной.

IDE: В чем уникальное предложение компании ОКТРОН рынку?

А.С.: Во-первых, у нас есть уникальное предложение Chainway. Во-вторых, мы пользуемся значительным доверием со стороны системных интеграторов, как команда. У нас очень хороший имидж в плане надежности и в плане того, как мы откликаемся на потребности наших партнеров и как их поддерживаем, чтобы они были успешными в своих проектах. Если у нас есть какие-то договоренности с партнером, то эти договоренности имеют более высокую значимость и важность, чем даже коммерческая выгода. При этом мы способны вести диалог и достигать договоренностей между всеми участниками проекта. 

IDE: Сейчас ОКТРОН имеет эксклюзивный договор с компанией Chainway, что дальше?

А.С.: Мы уже официально объявили, что сотрудничаем с компанией BVK, которая предлагает очень интересное решение по электронным замкам и контролю доступа по коду, который генерируется на каждое открытие чего-либо единовременно и имеет ограниченный срок действия, привязан к персоне, ко времени и ограничениям по правам доступа. Этот код можно использовать для программного обеспечения, для замков и для самых разных задач.

Не хочу спешить с анонсами. Сейчас мы находимся на стадии заключения договора с производителем сканеров. Продолжаем искать грамотного технологически и экономически поставщика этикеточных принтеров штрихкодов и RFID. Мы смотрим в сторону всех существующих технологий, которые как-то соприкасаются с нашими продуктами. И еще мы сейчас на стадии подписания договора с поставщиком решения для позиционирования внутри помещений.

В поисках новых продуктов для дистрибуции, мы идем с двух сторон. С одной стороны, мы прислушиваемся к потребностям рынка – это запросы наших партнеров. С другой стороны, мы ищем инновационные технологически перспективные продукты. Все команды, с которыми мы работаем, это компании, которые вкладывают очень много ресурсов в R&D. Ни одна команда из тех, с которыми мы ведем переговоры, не является потребителем чьих-то разработок и не занимается продвижением продуктов, которые уже устарели.




Рейтинг статьи

Возврат к списку


Продукты автоматической идентификации

Datalogic Falcon X4
Datalogic Falcon X4
Новое поколение мобильных компьютеров Datalogic Falcon X4
Citizen CL-E300
Citizen CL-E300
Компактный полнофункциональный настольный принтер для печати этикеток и штрихкодов
Gryphon I GD4500 2D
Gryphon I GD4500 2D
Сканер двухмерных штрихкодов общего назначения
Chainway C71
Chainway C71
Широкий набор функций, гибкое применение во множестве отраслей
Chainway C3000 UHF RFID
Chainway C3000 UHF RFID
Ручной UHF RFID считыватель промышленного класса на базе Windows CE
Nordic ID HH53
Nordic ID HH53
Ручной RFID UHF считыватель под Android
Datalogic DS5100
Datalogic DS5100
Новый гибкий, мощный и компактный лазерный сканер, удовлетворяющий требованиям по идентификации производственных предприятий Datalogic DS5100
Zebra Z-Band
Zebra Z-Band
Браслеты для идентификации пациентов в медицинских учреждениях
Chainway C66
Chainway C66
Мобильный компьютер с большим экраном и широким набором опций

Все продукты >>>

 
Компактный, экономичный настольный принтер этикеток Citizen CL-S300

Проекты и решения

Внедрение RFID-систем: что необходимо знать, начиная проект

События

Новое в блогах

 

Опрос





Комментарии